КОМПАКТ-ДИСК В СССР

© 2015. Кузин Виктор Евгеньевич.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ: Первый русский компакт-диск. Начало.


Сразу вспомнился Довлатов:
«-Недавно прочел «Технологию секса». Плохая книга. Без юмора.
- Что значит – без юмора? При чем тут юмор?
- Сам посуди. Открываю первую страницу, написано – «Введение». Разве так можно?»
Поскольку у нас «Технология и история компакт-диска» – введение, наверное, уместно…

Введение

Два обстоятельства побудили меня к написанию этой статьи. Во-первых: в декабре 2014 года исполнилось 25 лет со дня выпуска Первого русского компакт-диска; во-вторых: в начале 2015 года запущен, не имеющий аналогов, уникальный проект, посвященный истории производства компакт-дисков в СССР, а также русской исполнительской школе, как части глобального просветительского процесса в Советском Союзе в XX столетии. Информационный портал Melodycd.su # , который, я надеюсь останется компетентным и жизнестойким, представит обширную и достоверную информацию, серьезные публикации и возможно, в будущем, обмен мнениями.

Большинство материалов по истории производства компакт-дисков, запущенного в СССР в 1989 году являются перепечатками и отрывками из статей Виктора Кузина (т. е. моих) и Александра Тихонова # (главный эксперт информационного агентства InterMedia). Или же зачастую набором недостоверных сведений, что крайне вредно для читателя. Интернет является мощнейшим проводником информации и вполне логично, что искаженные сведения распространяются так же быстро, как и истина, а иногда значительно быстрее. Поэтому постараюсь в развернутом виде еще раз изложить события тех лет. Иначе время «съест» их безвозвратно.

Исторические факты и мифы

Теперь немного о мифах, связанных с компакт-дисками. Здесь всегда присутствуют две персоналии – Владимир Котельников и Джеймс Рассел (James Russell), а также фирма Optical Recording. В последние годы появилось большое количество публикаций, которые сулят сенсации об «истинных создателях компакт-диска». Давайте посмотрим, а есть ли почва для сенсации?

Сначала о Владимире Александровиче Котельникове (1908-2005). Будучи молодым (25 лет), начинающим ученым он сформулировал основополагающую в теории цифровых систем теорему отсчетов, которая гласит, что непрерывную функцию с ограниченным спектром можно представить в виде суммы дискретных отсчетов. Подробности желающие могут найти здесь # . Это решение имеет фундаментальное значение для развития цифровых технологий, но к появлению компакт-дисков напрямую не относится. Еще раз подчеркну, что В.А. Котельников – выдающийся русский ученый, и советую прочитать о его работах хотя бы в Википедии # .

компакт-диск в ссср
Слева: Владимир Александрович Котельников (фото: www.sciencephoto.com)
Справа: James T. Russell (фото: depts.washington.edu)

Теперь о Джеймсе Расселе. Нет смысла пересказывать его биографию, любой поисковик выдаст десятки страниц материалов. Беда в том, что большинство этих публикации носят элемент сенсации, которой стараются удивить читателя. Но когда я вижу заголовок «Версия Джеймса Рассела», фразы «вовсе не Philips и Sony изобрели…» и «создатель компакт-диска не получил ни цента», то сразу понимаю, что это очередная «штамповка», вылезают «ослиные уши царя Мидаса» (т. е. плагиат, который невозможно скрыть). Даже относительно серьезные статьи на сайтах вроде Veni Vidi Vici # не избежали подобных фраз. Так что здесь оставлю лишь свой комментарий на тему «Джеймс Рассел»:

   1. Действительно, его идея убрать физический контакт между носителем записи и устройством снятия сигнала – революционная. Далее, была достойная работа в Battelle Memorial Institute, а затем в Optical Recording. Были многочисленные изобретения и патенты.
   2. Да, Philips интересовались этими работами и использовали их в создании своего аудиокомпакт-диска (CD-DA) и проигрывателей для его воспроизведения. Philips и Sony выплатили институту Battelle Memorial и Optical Recording лицензионные платежи за проигрыватели компакт-дисков. Рассел и не мог получить какие-то деньги за свои идеи,
т. к. он работал на рабочем месте фирмы, в рабочее время и по контракту. Это общемировая практика – выплаты за использование патентов поступают фирме и ее владельцу.
   3. Сам Рассел получил премиальные от работодателя, известность и авторитет, а также был удостоен премии Howard Vollum Award за выдающийся вклад в развитие науки и техники. Он никогда не вступал ни в информационные, ни в судебные разборки по поводу своих изобретений. Джеймс Рассел, как истинный инженер, пошел дальше и стал заниматься накопителями ORAM (optical random-access memory).
   4. Любой производитель компакт-дисков скажет, что БИБЛИЕЙ для него является Красная книга (Red book) Philips, а все, что касается начала серийного выпуска дисков ‐ это Philips и Sony. Да и само название «компакт-диск» это результат дискуссий Philips и Sony. И все производители выплачивали гонорар Philips за право пользования Красной книгой, на основе которой были выпущены наши ГОСТ и ТУ. Для ВФГ «Мелодия» этот платеж в 1988 году составил 5,000$ США.

Резюмируя комментарии, могу провести такую аналогию: в 1926 году Роберт Годдард (Robert Hutchings Goddard) создал первый ЖРД (жидкостной реактивный двигатель). Но разработку спутников, кораблей «Восток», «Восход», первый пилотируемый полет в космос воплотил в жизнь С.П. Королев (с использованием ЖРД академика В. Глушко). Именно его мы считаем Генеральным Конструктором и основателем современной космонавтики! Хотя, конечно, Королев не просто знал о всех работах Годдарда, он знал все технические детали и подробности всех изобретений Годдарда.

Нельзя не упомянуть и еще об одном ученом и изобретателе. Его имя Вячеслав Васильевич Петров, в настоящее время академик НАН Украины. В 60-е годы, будучи аспирантом, МНС в Институте кибернетики АН УССР, провел работы по получению элементов субмикронных размеров в фотолитографии. А на Всемирном электротехническом конгрессе в 1977 г. за пять лет до появления первого компакт-диска (альбом «The Visitors» группы «ABBA», 1982 год) предложил концепцию оптического диска, как «единого носителя информации». Его имя довольно редко появляется на просторах всемирной сети, скандалов не было, а была серьезная работа по созданию физических основ, принципов, методов и систем оптической регистрации информации. При наличии интереса у читателей, тему можно продолжить даже на примере основных материалов для производства компакт-дисков. Так с разницей в несколько дней соединение поликарбоната в 1953 году получили сразу две фирмы (BAYER, Германия и GENERAL ELECTRIC, США) и вопрос приоритета и названия решался два года. Так что тема обширная и дискуссионная.

Контракт на производство компакт-дисков на ВФГ «Мелодия»

В 1987-88 гг. для ВФГ (Всесоюзной фирмы грамзаписи) было закуплено многочисленное оборудование для записи «в цифре» и оцифровки аналоговых записей. После этого оставались лишь два пути для появления компакт-дисков «Мелодии»: выпускать их за рубежом или организовать собственное производство. Вадим Васильевич Смирнов, ведущий специалист Управления ВФГ «Мелодия», наиболее сведущий в то время в перспективах цифровых носителей звука, настаивал и убеждал руководство фирмы и Минкульта СССР в реализации второго направления. Вадим собрал информацию о производителях оборудования, встречался с зарубежными инженерами и начал готовить материалы для контракта. На этом этапе ему пришлось столкнуться с массой проблем технического и организационно-финансового плана.

Для поставки и монтажа оборудования «чистых комнат» # , систем подачи воздуха, очистки воды и самого оборудования репликации нужно было выбрать компанию, которая, с одной стороны, могла бы координировать все эти работы (т. к. требовалось привлечь несколько узкоспециализированных фирм-производителей), а с другой стороны, – иметь хоть какой-то опыт работы в СССР, учитывая все особенности и проблемы, которые возникали в те годы. С организационно-финансовой точки зрения, то обстоятельство, что «Мелодия» поставляла за рубеж гигантское количество своей продукции (виниловые грампластинки, аудиокассеты и др., через в/о «Международная книга») не давало ей право распоряжаться заработанной валютой по своему усмотрению. Для этого существовал Минкульт СССР и многочисленные внешнеторговые объединения (Машприборинторг, Техмашимпорт и пр.) от которых зависело что и у кого будет закупаться. «Мелодия» выступала лишь в качестве просителя, пытающегося убедить высоких начальников в том, что нужно для нормальной работы и развития. В общем – «один с сошкой, а семеро с плошкой». Впрочем, это, вероятно, справедливо во многом и в наши дни – чиновник уверен, что «пуп Земли – это он». Возвращаясь к контракту, скажу что Смирнов настоял на том, чтобы им занимался «Машприборинторг». Я же в предыдущие годы, занимаясь компакт-кассетой на заводах Баку, Таллина, Тбилиси и Риги, больше работал с «Техмашимпортом».

Так же, как и сейчас, в те годы существовало подобие нынешнего тендера. А именно, выбирали из 3-4 предложений зарубежных фирм. Конечно, откаты были и тогда, правда гораздо более скромными, не в таких размерах, как после распада СССР. Иногда это было, как у Н.В. Гоголя: «Да я беру, но беру борзыми щенками». В качестве «борзых щенков» были поездки для ознакомления с технологиями и оборудованием, а также на приемку оборудования. Чаще всего вместо сервисных инженеров или наладчиков ехали руководители заводов или управления «Мелодии» и, конечно, представители внешнеторговых объединений – себя они не забывали. И поэтому зачастую, после такой «приемки» приходилось приглашать специалистов фирм-изготовителей к нам, чтобы на месте запустить оборудование и обучить наших наладчиков и операторов.

компакт-диск в ссср
Слева: Виктор Кузин в Швеции, 1989 г.
Справа: Виктор Кузин и Вадим Смирнов, 2008 г. – Бойцы вспоминают минувшие дни…

Что такое – поездка в 70-х – 80-х в Германию, Францию или Швецию, т. е. «капстрану», молодые не поймут. Как не поймут и того, что за 5 долларов можно было получить 5 лет. Ведь даже какая-нибудь турпоездка в Болгарию или Польшу должна была быть одобрена профсоюзом и партбюро, а утверждена в райкоме КПСС, где стариканы с ватой в ушах, помнящие штурм Зимнего, задавали всякие идиотские вопросы.

Но обучение и приемка оборудования для компакт-дисков прошли совсем иначе: после того, как в Швецию, Германию, Голландию съездило руководство фирмы и люди из Минкульта, более 20 инженеров и будущих операторов оборудования летом 1989 года отправились на несколько недель на настоящее обучение с последующей сдачей практических экзаменов. И на том, что без этого запустить столь сложное для тех лет производство будет практически невозможно, настояли президент фирмы ANCLA г-н Ширш и Вадим Смирнов, за что я им обоим очень благодарен. Я был с этой группой на разных этапах обучения в Германии и Швеции. Осваивал работу в «чистых комнатах» непосредственно на оборудовании литья, металлизации, лакировки. Сервисное обслуживание было очень важно для нормального функционирования производства. Наши молодые инженеры произвели очень хорошее впечатление на «западников» и в дальнейшем меня не подводили.

В тендере приняли участие четыре фирмы, в том числе ANCLA (Германия) и NIMBUS (Англия). За явным преимуществом выиграли немцы. Дело в том, что г-н Ширш давно работал в России, удачно завершил несколько проектов, связанных с оснащением электроникой и акустикой многих организаций, включая Верховный Совет СССР. Фолькер Ширш не очень хорошо разбирался в технологии, но обладал организационным даром и даром убеждения, пусть даже с использованием «борзых щенков». Ему удалось привлечь может быть лучшие тогда силы, а именно:

1. KRANTZ (Германия) – возведение «чистых комнат», воздухоподготовка;
2. TOOLEX (Швеция) – гальваника, литьевые автоматы, обучение;
3. BALZERS (Люксембург) – автомат-металлизации;
4. GLOBAL MACHINERY (Япония) – автомат лакировки;
5. SICK (Германия) – автоматический контроль качества;
6. KAMMANN (Германия) – шелкографическая печать;
7. ILLSEMANN (Германия) – автоматы упаковки и целофанирования;
8. CD PLANT Malmö (Швеция) – стажировка и обучение, и это далеко не полный список фирм.

Кроме того, Фолькеру пришлось обеспечить производство компакт-дисков основными и вспомогательными материалами на первый год работы, а это более 30 основных позиций! Например, поликарбонат использовался японский – TEJGIN, и на 3 млн. дисков требовалось 65-70 тонн. Большие объемы занимали футляры (тогда это были только JEWEL BOX + black TRAY ), их производство в РФ было налажено лишь в середине 90-х годов. Но и сейчас основная часть футляров поступает из юго-восточной Азии. Смотрю на список материалов и диву даюсь; пришлось ввозить все, вплоть до х/б и резиновых перчаток, активированного угля, полипропиленовой пленки и прочее, и прочее…

Также следует отметить, что мастеринг был организован фирмой ODME (Голландия) по технологии Philips. Обучение четырех инженеров и приемка оборудования проходили также в Голландии. И эта часть была выделена из основного контракта и составила 10% от общей стоимости.

И еще несколько фактов… Англичане (NIMBUS) не хотели мириться с тем, что их «прокатили», ведь все признавали, что диски NIMBUS отличались высочайшим качеством. До сих пор лучше CD-R NIMBUS для записи мастер-дисков нет и, вероятно, не будет. Кто-то им подсказал, что жаловаться на «Мелодию», «Машприборинторг» и Ширша куда-то кроме КПК (Комитета Партийного Контроля) бесполезно. Это они и сделали. А надо сказать, что в те годы КПК был в таких случаях мощнее (и страшнее!) и прокуратуры, и ОБХСС. Вадиму Смирнову пришлось пережить несколько неприятных дней «допросов» с объяснениями выбора. Звучит как анекдот, но Сухорадо (Генеральный директор «Мелодии») сказал Вадиму: «Если до конца дня не вернешься – будем выручать». Хорошо, что проект англичан был не дешевле и не включал поставки всех материалов.

В то время, уже появились первые монолайны т.е. линии, включающие литье, металлизацию, лакировку и контроль с «чистой зоной» внутри и обслуживающим персоналом снаружи. «Чистые комнаты» ушли в прошлое, общих площадей для монолайн требуется на порядок меньше. Да и стоимость самого проекта сокращалась в несколько раз, а это миллионы долларов. В 1992-93 монолайны вытеснили традиционные схемы, которые, уже действующие производства дорабатывали еще много лет. Так что мы стали одними из последних, кто использовал технологию «чистых комнат» и потратил такую огромную сумму денег.

Конечно, ANCLA, ODME и др. настаивали на этом контракте – для них главное было время и деньги. Но и наших специалистов можно понять: если бы контракт не был подготовлен в 1988 году, подписан в 1989 и не было бы закуплено все, включая элементарные отвертки, метизы и пр., то позднее деньги скорее всего вообще бы не выделили, учитывая события и обстановку в стране в начале девяностых годов. Монтаж и запуск мог затянуться на год или более, а не осуществиться за 6 месяцев, как оказалось в действительности. Оплата производилась в три этапа: до начала изготовления оборудования (зимой-весной 1989), после испытания и приемки (летом 1989) и после монтажа и запуска. По некоторым данным общая стоимость контракта составила чуть более 11,000,000$ США, в последствии могла корректироваться в ту или иную сторону, но финальную сумму сейчас установить невозможно.

Таким образом контракт закрепил следующее распределение обязанностей сторон:

ANCLAODME) были обязаны:
- поставить оборудование, смонтировать «чистые комнаты», соблюдая все технологические требования,
  предъявляемые к производству компакт-дисков в тот момент;
- поставить основные и вспомогательные материалы для работы в первый год;
- обеспечить на период обучения и монтажа участие зарубежных специалистов.
ВФГ «Мелодия» и МОЗ «Грамзапись» были обязаны:
- предоставить подготовленные помещения (2000 кв. м.) – 3-х этажный корпус завода;
- предоставить необходимые объемы электро и водоснабжения, очистные сооружения для гальваники;
- подобрать специалистов для последующего обучения и работы на производстве (~ 40 человек).

Вот так, дорогие друзья, все начиналось в далеком 1988 году. О дополнительных обязательствах и их выполнении, об обучении и следующих этапах подготовки производства компакт-дисков в СССР речь пойдет во второй части статьи – Первый русский компакт-диск. «Горячее» лето 1989 года. #

">
Автор: Виктор Кузин

Присоединяйтесь к дискуссии в комментариях ниже:
Ошибка в тексте? Выделите ее и нажмите CTRL + ENTER | Powered by Orphus

Система Orphus